Следопыт и осень

Если весной на размякшей пашне мы читали о том, когда закончилась зимняя спячка барсука, когда начались первые скитания ежа и перелет птиц, если лето повсюду разбросанными указаниями повествовало о времени появления молодых звериных и птичьих жизней, то осень поведает нам о себе, как о времени перекочевок, уборки урожая и подготовки к суровой зиме.

Еще в конце лета на берегах больших озер и речных отмелях, ваше внимание привлекали следы неотмеченных прежде куликов, к осени число их будет заметно увеличиваться, а много позднее присоединятся к ним следы гусей и лебедей. Это все те, что гнездились в тайге севернее нас, в тундрах, на полярном побережье, — тронулись на зимние квартиры.

Осенний пролет сильно отличается от весеннего. Весной птица спешит достигнуть знакомых кочек болота, где из года в год выводила птенцов, торопится добраться до заветного дупла, уступа скалы над океаном, что бы не теряя времени использовать короткое северное лето.

Осенью, наоборот, многие из птиц движутся медленно, в местах богатых кормом задерживаются неделями и отлетают к югу с видимой неохотой. Следы во множестве пестреют тогда на берегах водоемов. Только резкие изменения погоды могут заставить птиц хлынуть волной, лишь отчасти напоминающей весеннюю. И тогда под монотонный шелест дождя, из осеннего, ветром рваного неба полетят в темноту громкие клики, гоготанье, кряканье, звучные посвисты крыльев.

Разом схлынут пернатые скитальцы — и пески своей ровной чуть рябой от дождя поверхностью сразу докажут вам, что перелет окончился. Но уже много времени спустя, даже после того как выпадет снег, замерзнут лужи и мелкие озера, на льду ржавых болот вам попадутся следы какого-то небольшого куличка. Это гаршнеп, самый маленький, самый жирный и самый ленивый из наших бекасов. Если зайти к клубящемуся паром, незамерзающему роднику, то наверное, можно будет найти и саму птичку, хотя бы стоял мороз и был конец ноября.

Следом за перелетными стаями мелких птиц обычно летят и хищники, охотящиеся на них. Оставленные лапки, клювы и перья обильно нащипанные из своих жертв быстрокрылыми охотниками, иной раз дают возможность говорить об интенсивности пролета и по остаткам растерзанных судить о видовом составе пролетавших стай.

Оголенные, ощипанные кисти рябины, еще вчера только убранной ожерельем своих ягод — верный признак того, что сегодня утром похозяйничала крикливая стая дроздов, скорей всего рябинников. Если пострадавшими окажутся кисти калины, то, наверное, это будет указанием на прибытие северных гостей свиристелей, так как немного птиц способных лакомиться зернами этой прегорькой ягоды.

Время, когда созревшие лесные орехи начнут падать с ветвей— сущий праздник для целой вереницы лесных лакомок Житники, лесные мыши и полевки затаскивают их в норки чтобы воспользоваться ими в безопасности. Зверьки прогрызают круглые отверстия в прочной скорлупе и ловко извлекают по частям вкусное ядро. Бочонкообразная форма орехов, поеденных этими зверьками, и мелкие бороздки от резцов позволяют легко отличать их работу от следов деятельности белки. Последняя также предпочитает собирать орехи и желуди уже упавшие на землю. Доставая ядро, белка сначала вертит орех в лапках, затем найдя удобное место прогрызает небольшое коническое углубление, в которое вдвигает резцы, и тогда уже раскалывает орех. Совсем иначе действует поползень. Бойкая пухлая птичка, столь искусная в ползанье по древесным стволам, чувствует себя довольно неловко среди рыхлых ворохов палого листа. Долго тормошит и растаскивает их поползень прежде чем отыщет орех, завалившийся под слоем лесного хлама. Весело засвистит он и крепко зажав находку в клюве полетит с ней к избранному осиновому пню. Там, в мягкой древесине, уже наделаны птицей углубления, в один из которых плотно загоняется принесенный орех. Только закрепив таким способом скользкий круглый предмет, поползень приступает к длительному и многотрудному продалбливанию скорлупы. Найдя ее зажатой в щели дерева, можно уверенно сказать, что ядром воспользовался поползень.

Если орехов много, то поползни начинают запасать их впрок, затыкая во все подходящие щели и трещины коры ближайших деревьев. Но не одних только поползней врожденная привычка заставляет припрятывать ту пищу, которая сейчас находится в изобилии, а через месяц исчезнет под обледенелой листвой и слоем снега.

Склонность к устраиванию «кладовых» очень распространена среди млекопитающих. Все слыхали про запасы орехов и желудей, которые собирает белка, про кладовые бурундука, набитые кедровыми орешками. Хомяки, мыши полевки, пищухи, слепыши из грызунов и многие хищники также делают запасы в дни изобилия.

Лягушки с распоротыми брюшками, лежащие по берегам ручьев иногда в числе многих десятков, есть не что иное, как следы деятельности хорьков, горностаев и норок, обеспечивающих себя на зиму про довольствием. Лягушки массами собираются на зимовку в илу неглубоких водоемов. Пока вода не покрылась льдом, зверьки без труда добывают их во множестве. Загрызанные и брошенные на песке лягушки отчасти подгнивают, отчасти подсыхают и, уж наверное, позабываются своими владельцами. Зимой, в голодное время, запах несвежего мяса, слышный и сквозь снег, привлекает зверьков, когда-то бессознательно набросавших целые груды своих жертв. Мне не раз приходилось наблюдать по следам, что хорьки пользовались подобными запасами.

Полевки и мыши, собирающие овощи для зимнего стола, оставляют следы в виде ямок на месте вырытых корней и клубней. Белки сушат грибы, развешивая их на ветвях деревьев. В литературе имеются указания относительно запасания грибов и барсуком. Говорят, что он сушит их, раскладывая на пнях и упавших стволах поблизости от своей норы.

Приготовления к зиме не ограничиваются одним собиранием запасов. Осенью нередко можно найти следы, указывающие как углублялись норы, как отстраивались и улучшались гнезда теми, кто морозные дни любит проводить в тепле или в спячке. Клочья мочала обработанные солнцем и дождем, говорят, что белка приготовляла материал для своей постели. Кое где застрявшие на сучьях белые нити намечают путь, по которому зверек переносил мелкие пряди мочала к своему дуплу или покинутому гнезду сороки. Гнездо со стенками, свитыми из этого материала очень теплое, пожалуй даже теплее, чем гнезда белок, живущих в хвойных лесах, где они пользуются длинными прядями бородатого лишайника. Кучи свеже нарытой земли у входа в нору выдают намерение хозяина углубить ее или прорыть новый ход для сообщения с поверхностью весной.

Полосы рассыпанного сухого листа тянутся вдоль троп ко входам в нору барсука. Это в сумерки передвигал он здесь целые вороха их, устраивая мягкую подстилку в глубине под корнями дубов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>